Фейерверки в Москве в честь Ништадтского мира 1722 года

     Большим размахом и великолепием проводилось празднова­ние Ништадтского мира в Москве, подготовлявшееся почти три месяца. Началом официальных торжеств, посвященных знаменательному событию, был назначен день 28 января 1722 г. Однако, по существу, они стали проводиться с 18 декабря1721 г., когда состоялась пышная церемония прибытия в Москву Петра, военачальников и наиболее отличившихся полков.

     К этому дню здесь были сооружены под руководством архитек­торов Ивана Юстинова и Ивана Зарудного пять триумфальных арок, богато украшенных скульптурой и живописными панно, отображавшими в аллегорической форме Ништадтский мир и другие современные события. С того же дня и вплоть до окончания рождественских праздников Москва украшалась по вечерам освещенными транспарантами с различными изо­бражениями, а также множеством фонариков, укрепленных на столбах.

     Не останавливаясь на описании всей программы празднеств, устроен­ных в Москве в честь Ништадтского мира, отметим лишь организованные тогда фейерверки. 28 января, в первый день начавшихся официальных торжеств и увеселений, состоялся великолепный фейерверк, продолжавшийся в течение нескольких часов. Он был устроен на Красном лугу, где собрались тысячи москвичей. Почетные зрители находились в специально построенных галереях. В тот вечер было сожжено несколько тысяч ракет и швермеров, много разных фигур – потешных ядер, огненных колес, «бриллиантовых пирамид» и т.п.

     Большое место в фейерверке заняла специальная декорация, которая частично запечатлена на гравюре, выполненной А. Зубовым.

Храм Януса

     Сперва в центре фейерверочного зрелища осветилась главная декорация с представленными в ней храмом Януса, движущимися фигурами коронованных рыцарей, подобно тому, как было сделано в Петербурге. Но, как рассказывает очевидец, московский храм Януса, по сравнению с петербургским, был еще больших размеров и отличался большим изяществом. Кроме того, он был роскошней иллюминован; его украшали около 20 тысяч разноцветных шкаликов.

     После центральной декорации зрителям были показаны в оформлении фейерверочных огней еще две, но уже без участия каких-либо движущихся фигур. Первая из них изображала фрегат и галеру на море, также помещенный вверху символ вездесущего божества – «всевидяще око». Содержание декорации раскрывалось надписью, смысл которого заключался в том, что Россия достигла успешного мира с помощью бога и созданного военно-морского флота.

Декорация фейерверка 28 января 1722 года в ознаменование Ништадтского мира

     В другой декорации был представлен летящий Меркурий и надпись «Плоды мира», что символизировало процветание торговли по окончании войны. Кроме того, был показан библейский Ноев ковчег, плывущий по волнам, когда вода всемирного потопа начала убывать и показались вер шипы гор; над ним символическое изображение вестника мира – голубя – с масличной веткой. Выше светилась надпись: «Утешается по волнении». Эта аллегория означала установление желанного мира (покоя) в связи с окончанием Северной войны, которая по перенесенным Россией тяжелым испытаниям сравнивалась с «всемирным потопом». Интересно, что до начала фейерверка Петр вручил многим лицам специально изготовлении в честь Ништадтского мира памятные медали. На одной из сторон эти медалей изображены в отдалении Петербург и Стокгольм, соединенные радугой. На переднем же плане виден на море Ноев ковчег и летящий к нему голубь с масличной веткой. На медалях надписи: наверху «Союзом мира связуемы», внизу «В Нейстате по потопе Северной войны 1721 г.». Кроме памятных медалей с подобными изображениями, были выбиты также наградные офицерские и солдатские медали.

     В день окончания торжеств, справлявшихся в Москве по поводу Ништадтского мира, снова был устроен фейерверк и, как рассказывает современник, «пущено было множество ракет и явился во всём блеске храм Януса, но с той разницей, что большие двери его уже не отворялись».

Запись опубликована в рубрике Фейерверки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.