Петровское барокко

     «В мире барокко нет покоя…» Не случайно, расцвет этого стиля пришёлся на одну из самых «бунташных» эпох в истории Европы – XVII-XVIII века.

     Социальной предпосылкой распространения стиля барокко стало превращение европейской знати в блестящее и праздное сословие. Именно в XVII веке в моду входят изысканные манеры, галантные приключения, чудачества, парики allonge, кабинеты редкостей и драгоценные безделушки. Всё, что было пикантно, подчёркивало высокий статус.

     Хотя барокко охватило все виды творчества, царицей искусств в этот период становится архитектура. Здесь просматривается ещё одна унаследованная от Возрождения идея – земного рая («парадиза», как говорили в России). В особенности ей подчиняется дворцово-парковое искусство. Мрамор, бронза, зеркала, цветы и вода теперь обрамляют просвещённую жизнь знати.

     В Россию барокко пришло во второй половине XVII века, в ту пору, когда, по известному выражению, старина и новизна у нас перемешались. Оно хорошо прижилось на русской почве и, несмотря на некоторую наивность и аляповатость, дало самобытные образцы (например, Теремной дворец). Не исключено, что у него, как и у всей русской культуры, было прекрасное будущее… если бы не царь Пётр.

     Пётр Великий открывает эпоху второго – петербургского – барокко и, естественно, подстраивает его под свой вкус. Стоить вспомнить любовь царя к экономной во всём Голландии, трудовые и военные будни Русского двора, чтобы понять, почему барокко Петра тяготеет к сдержанной роскоши и уюту. Разумеется, новый стиль с первых дней выступает и как «имперский», а потому и здесь присутствуют неизбежные аллегории, блестящее обуздание природы и импозантность.

     Петровское барокко нельзя назвать чужеземным по своему духу, ибо сквозь все заимствования и готовые схемы, в нём проступают глубоко национальные черты. И в этом – заслуга как самого Петра, так и рядовых русских мастеров, творивших под началом именитых иностранцев (резчиков, лакировщиков, живописцев, садовников, инженеров).

     Произведения их искусства – высокого и декоративно-прикладного – подобны спелым и сочным плодам на раскидистом древе европейского барокко.

 

Комментарии запрещены.