Шпалеры

     Сплошные зелёные стены, тщательно выровненные и подстриженные на прямых аллеях, создают своеобразное ощущение особого изящества, уюта, камерности, свойственные регулярным садам. Они были действительно новыми элементами для русских садов. В старых подмосковных садах подстрижка зелени не применялась. Естественно, что вначале пробовали применять для этого те же породы растений, что и в Европе. В садах Франции, Германии, Чехословакии для устройства шпалер использовались тисе и самшит, которые прекрасно формируются стрижкой. У нас эти растения не выдерживают климатических условий. Выяснилось это в первые же годы устройства регулярных садов.

     Особенно много мучений садовники принимали от «бушбома» (самшита), который плохо приживался и погибал от холодов. Вначале его выписывали из-за границы в огромных количествах (считая на погонные сажени). Им обсаживались боскеты и цветники. Подобрать ему замену – хорошо стригущиеся на равную высоту кустарники – было нелегко. Его упорно продолжали сажать, заменяя погибшие кусты. Но наряду с ним уже в 1716 году применяются и другие породы. Из донесений этого года главного садовника Летнего сада Неронова следует: «По указу в Старом саду сделано: 4 цветника, обсажены были буксом, ныне оные обсажены буксбомом… можжевельнику посажено более ста кустов. Галерея, которую поведено осаживать серебренником (шиповником), осажена, только от прошлой стужи зимы он в аршин ползёт, и оная галерея ещё не обросла вокруг. Маленькое гульбище сделано серебренником, спалиры досажены…».

Шпалеры (рисунок Ж.Б. Леблона)

     В этом же 1716 году Меншиков писал Петру: «В настоящую весну, не пропустя удобного времени, можжевельнику сколько можно в Петергофе в доброй земле насажены и подстригать манерою против таксикового дерева (тисе) будем…».

     В плане «Императорского Запасного сада» (питомника) 1717 года, подписанном Леблоном, также большое место уделяется можжевельнику. В экспозиции к чертежу сказано: «можжевельник в форме будет сделан ядром и пирамидой…». И документы неоднократно подтверждают его использование как хорошо стригущегося и неприхотливого кустарника во всех садах петровского времени наряду с «заморским буксбомом». Он, видимо, широко использовался в Петергофе. Им был обсажен большой канал. В документе 1725 года сказано по поводу фейерверка: «...перед Гротом фигуру огнями удовольствуйте… а по обеим сторонам канала от слюза между можжевеловыми деревьями прямо в линию поставьте».

Шпалеры французских садов (рисунок Ж.-Б. Лебона)

     Барбарис также упоминается среди кустарников Летнего сада, причем он, видимо, в дальнейшем завоевал свое место и в других петровских садах.

     Так, в апреле 1723 года было приказано доставить из Измайлова в Петергоф 150 кустов барбариса, причем давалась точная инструкция о его перевозке. Предлагалось «отобрать самые добрые кусты». Установить их в ящики, окопав землею, обвязать рогожами, свезти на подводах. Было дано и предупреждение: «…а ежели с тем барбарисом за несмотрением учинить такое повреждение и за то будет учинено жестокое наказание».

     Исключительное внимание уделялось в петровское время сирени. Ее покупали в Гамбурге и Данциге, белую и лиловую. Первые упоминания о её покупке относятся к 1711-1713 годам, а в 1716 году Юрию Кологривову опять было приказано – приискать в Гамбурге «дерево серенгу». В 1717 году в плане уже упомянутого «питомника» Леблона целый участок отводится и под персидскую сирень. Дальше, судя по документам, она становится в Летнем саду и в Петергофе одним из основных кустарников. II хоть прямых указаний на места её посадки пока обнаружить не удалось, можно высказать предположение, что и она подстригалась для «зеленых стен». Очень часто в документах упоминаются «орешник, шпирей (спирея), зеленица сибирская (акация), лоницера татарская», указывается и на опыты подстрижки молодых елей. Есть также сведения, что партеры обсаживались брусникой.

Запись опубликована в рубрике Куншты садов. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.