Хирургические опыты Петра I

     Пристрастие Петра I к хирургии и анатомии впервые проявилось ещё во время Великого посольства, когда царь вместе с приближёнными активно посещал европейские университеты, больницы и анатомические театры.

     В 1698 году в Амстердаме Пётр I стал очевидцем аутопсии, о чём записал в дневнике: «Из них одного анатомили, разнимали при мне голову и мозг; внутреннюю разнимал профессор для научения лекарей: ободрал голову (потом пилой растёр череп, кожу поднял из черепа), вынул мозг, вспорол грудь, осмотрели сердце, печень и лёгкие, как лежит внутренняя, подобно бараньей. Профессор из того разрезанного человека сделал часть некоторую живу».

     При этом царь сердился, что не все разделяют его увлечение. Так, в Лондоне, видя, что бояре морщатся при вскрытии младенца, он тут же велел им кусать его.

     По возвращении посольства в Россию публичные анатомические вскрытия начались и в Москве. Вот как проходило одно из них 28 января 1699 года: «Медик Цопот начал анатомические упражнения в присутствии царя и многих бояр, которых побудил к тому царский приказ, хотя такие упражнения и были им противны» («Русская старина», 1879).

     В данном случае вскрытие производилось не в учебных, а скорее в познавательных целях.

Хирургические инструменты Петра I

     С открытием в Москве госпиталя и школы при нём (1706-1707) анатомия прочно утвердилась в России. Так, в Лейпцигской газете «Европейская молва» – официозном органе русского правительства – среди известий из Москвы было помещено следующее: «В анатомическом театре, который вверен надзору доктора Бидлоо, голландца и лейб-медика Его царского величества, часто производятся анатомирования человеческих тел, умерших как от обычных болезней, так и от ран. При этом нередко присутствует сам царь или различные высокопоставленные господа, особенно, когда медики и хирурги устраивают собеседования о строении человеческого тела и причинах различных болезней и ран».

 Инструменты Петра I для трепанации черепа

     В личной библиотеке Петра I имелись переводы медицинских книг, сохранившиеся до настоящего времени.

     Первый из них представляет анатомический атлас Готфрида Бидлоо, в котором печатный текст к 105 таблицам заменён рукописным русским. Перевод сделан с издания 1685 года на латинском языке. Однако имя переводчика, а, следовательно, и создателя основ русской анатомической терминологии, выяснить так и не удалось. Вторая рукопись представляет перевод «Афоризмов» Гиппократа. Перевод сделан с лейденского издания 1533 года. Третья, судя по предисловию, является черновой копией перевода книги Л.А. Блюментроста, изданной в Германии в 1668 году. Оригинал перевода, созданный в Москве и датированный 1708 годом, посвящён царевичу Алексею Петровичу, и тогда же преподнесён ему сыновьями Л.А. Блюментроста.

     Считается, что все эти переводы сделаны людьми, связанными с Московской медико-хирургической школой.

Удалённые зубы, разборные модели глаза и уха, инструменты (из личных вещей Петра I)

     Известно, что и себя Пётр считал первоклассным хирургом («архиатером») и, в особенности, зубным врачом. В Государственном Эрмитаже, среди его личных вещей, сохранилось немало специальных хирургических инструментов.

Пилы для ампутации голени (из личных вещей Петра I)

Липиделлы для удаления песка из мочевого пузыря (из личных вещей Петра I)

Прижигатели (из личных вещей Петра I)

Крючки и ножи для эмбриотомии (из личных вещей Петра I)

Анальное зеркало (из личных вещей Петра I)

Запись опубликована в рубрике Курьёзы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.