Московский госпиталь (1706)

     Начало XVIII века – своеобразный рубеж в истории русской хирургии. Указом Петра I от 25 мая 1706 года было предписано построить «гофшпиталь», которому быть «За Яузой рекой, против Немецкой слободы, в пристойном месте, для лечения болящих людей».

     Петр I, как никто другой, осознавал необходимость подобных учреждений для страны, опираясь при этом на 50-летний опыт Московской медицинской школы Аптекарского приказа. Однако будущие выпускники школы предназначались царём не в лейб-медики и не в личные врачи вельмож, а для государственной службы в армии и на флоте.

Вид на госпиталь из-за Яузы (слева – сад госпиталя, справа вдалеке – дворец Лефорта)

     Госпиталь и школа были созданы в поразительно короткие сроки. У истоков обоих учреждений стоял талантливый голландский хирург и бывший лейб-медик Петра I Николай Бидлоо. Будучи человеком разносторонних талантов, он принялся за составление планов и чертежей госпитального здания, сам смотрел за исполнением этих планов, в чём ему много помогало знакомство с механикой и архитектурой.

     В царском указе о говорилось: «А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарем, Андрею Рыбкину, а другому, кто прислан будет, да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, набрать для аптекарской науки 50 человек, а на строение и на покупку лекарств и на всякое к тому делу принадлежащие вещи, и доктору,  и лекарем, и ученикам на жалованье деньги держать в расход из сборов Монастырского приказа».

Николай Бидлоо – первый директор Московского госпиталя

     Открытие госпиталя – ещё деревянного – датируется 21 ноября 1707 года, когда согласно отчёту Бидлоо, представленному Петру, «впервые несколько больных в тот дом приведено» (это были 9 больных и увеченных москвичей). Уже в октябре 1707 года «велено в госпитальне при дохтуре Николае Бидлоо быть для лечения болящих всякого чину людей» лекарям-иноземцам Л. Пухорту и Г. Бергу с жалованьем соответственно 100 и 150 рублей в год.

     Одновременно начинается и преподавание, хотя архивных свидетельств об этом нет. Однако соответствующий приказ («Велено набрать из Монастырского приказа в ученики к дохтурскому делу и отослать к дохтуру Бидле»), как и изданное вскоре самим Бидлоо «Наставление для изучающих хирургию», не оставляют в том никаких сомнений. На протяжении последующих 7 лет приказная и медико-хирургическая школа будут функционировать одновременно.

Раненый солдат (А. Шхонебек)

     В 1710 году при госпитале был разбит ботанический (аптекарский) сад. Повинность по его разведению несли крестьяне синодальных вотчин Московской губернии. Указом 1716 года повинность была заменена денежным оброком по 2 деньги с каждого двора, но в 1722-1724 годах Бидлоо содержал сад за свой счёт. Также при медицинской школе действовал любительский театр.

     Деревянный госпиталь сгорел в 1721 году, и на его месте к 1725 году было выстроено новое каменное здание в стиле голландского классицизма.

     Это было прямоугольное в плане сооружение с пятяигранным выступом в центре, увенчанном гранёным куполом с люкарнами и с золочёной статуей «Милосердия» (здесь была больничная церковь). По краям фасада располагались небольшие ризалиты. Единственным средством архитектурного обогащения был пилястровый поэтажный ордер, которым были оформлены выступающие части объёма здания. В целом решение госпиталя соответствует раннему петербургскому стилю 1710-х годов.

Московский госпиталь в 1720-е годы

     Николай Бидлоо проработал директором Московского госпиталя до самой своей смерти в 1735 году. Детям он оставил несколько прекрасных графических работ, изображающих окрестности госпиталя и его собственную усадьбу по соседству.

Запись опубликована в рубрике Казённые дома. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.