Цветы и душистые травы

     Любовь к душистым травам и цветам, родившаяся в старых садах XVII века, благоухавших розами, пионами и гвоздиками, также будет сохранена и получит новое развитие в петровских садах как одна из памятнейших традиционных черт русского садоводства, пусть даже эти сады будут носить иноземные имена и над ними будут работать иноземные садовники. Многое сложившееся в садовом русском искусстве будет сохраняться.

     Летний сад, первый из петровских садов Петербурга, по существу, стал образцом применения новых достижений в этой области, своеобразным эталоном, демонстрировавшим всё лучшее, что было создано в Европе и считалось целесообразным в условиях России. Многое, конечно, было «опробовано» и в других садах Петра.

     По архивным данным, когда устройство Летнего сада ещё только началось, в 1704 году, до всяческих садовых сооружений, прежде всего была проявлена забота о его цветочном оформлении. В марте 1704 года Пётр писал в Москву Тихону Стрешнёву: «Как вы письмо получите, изволь не пропустя времени всяких цветов в Измайлове, не по малу, а больше тех как пахнут, прислать с садовником в Петербург». В июне того же года, сообщая Стрешнёву о взятии Нарвы, Пётр в том же письме пишет: «…цветы, шесть кустов пионы привезли в целости». А в 1706 году из Нарвы отправляются красные и белые лилии.

     Эта любовь к душистым цветам, к ароматным травам переносится из старых русских садов в новую резиденцию как одна из традиционнейших черт. Есть сведения, что Летний сад в первые годы своего существования даже назывался «цветочным».

     Эта основная традиция – отбор душистых растений – была перенесена буквально во все петровские сады. И для Нового сада в Риге (Александершанц) требуются в первую очередь «4 куста пионов, 100 штук белых и желтых нарциссов, 100 штук тюльпанов, 5 штук ночной красавицы, 30 штук лилий, 6 штук махровой голландской гвоздики» и наряду с ними неуказанное количество мелисы, иссопа, шалфея, майорана, базилика. Эти сведения свидетельствуют о том, что наряду с цветами в петровских садах постоянно и широко использовались душистые травы.

     В аннотации к плану «Потешных палат с садом» отмечается «Сад разных трав, разные духи» (то есть разных запахов) и отдельно – майоран, которым засажен большой участок (один из квадратов цветника).

     В уже приведенном письме Петра I к Стрешнёву (июнь 1704 г.) после сообщения о благополучном прибытии пионов Пётр высказывает сожаление, что «калуферу, мяты и многих душистых трав не прислано», а в 1706 году из Нарвы вместе с лилиями отправляется и «душистый майоран». Также часто упоминается иссоп и фенхель. Этот ассортимент душистых трав – также русская традиция, он совсем не характерен для европейских садов, где эти травы сажались среди огородных гряд, а не в парадном саду. Имеются также указания Петра сажать эти растения как можно ближе к дорожкам и к зданиям, то есть они вводятся в число основных растений сада наряду с декоративными.

Роза французская (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Огненно-красная роза (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Столистная роза (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Нарцисс (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Тюльпан (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Аврикула (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Аквилегия обыкновенная (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Мальва (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Лихнис халцедонский (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Лилия Гансона (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Ветреница корончатая махровая (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Яблоня (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Гиацинт (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Лилия (рисунок Сибиллы Мериан, 1690-е)

Запись опубликована в рубрике Куншты садов. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.