Усадьба Николая Бидлоо (1710)

     Голландский врач Николай Бидлоо (Nicholas Bidloo) в 1703-1705 годах был лейб-медиком Петра I, а затем до самой своей смерти жил в Москве, где возглавлял первый Московский госпиталь.

     В 1710 году, по просьбе Бидлоо, царь отдаёт ему «под строение» участок земли рядом с садом госпиталя в Семёновской слободке. Именно здесь Бидлоо попытался воплотить свою мечту о «прелестной деревенской жизни» и, одновременно, реализовать свой многогранный талант.

     «Мою жизнь и честь я посвятил практической медицине, – говорил Бидлоо, – а для удовольствия и отвлечения я обращался к разным искусствам и наукам, таким как живопись, рисование, музыка, математическая геометрия, архитектура и т.д.».

     Уже вскоре его «приют отшельника» («малый Эрмитаж») становится одним из любимых мест Петра I в Москве. При этом, как и во всех тогдашних загородных усадьбах, в «Эрмитаже» Бидлоо можно было жить только летом.

     Усадьба располагалась на прямоугольном участке левого берега Яузы, слева от госпиталя, между рекой и Лефортовской слободой. Она объединяла в один комплекс хозяйственную и жилую зоны, что было типично для загородных бюргерских усадеб Западной Европы.

     Усадьба имела две главные композиционные оси:

     а) продольную (центральную) аллею, шедшую от Солдатской слободы к берегу Яузы, где она завершалась павильоном

     б) поперечную, связывавшую малые и парадные ворота, обращённые к госпиталю.

 Сад Н. Бидлоо рядом с госпиталем (рисунок Бидлоо)

Загородный дом (рисунок Бидлоо)

     Загородный дом (коттедж) располагался на поперечной оси у малых ворот в нижней левой части жилого ансамбля, т.е. в самой композиции усадьбы отсутствовал принцип жёсткого соподчинения.

     Дом-коттедж был прост и функционален. Он бы срублен из брёвен, обшит только с парадной стороны и крыт тёсом. Планировка была также проста и незатейлива. В средней части был расположен вестибюль, из которого осуществлялся вход во все внутренние помещения (гостиную, спальню, кабинет, кухню, комнату прислуги). Перед вестибюлем в доме была устроена небольшая лоджия и пространственное крыльцо-портик тосканского ордера.

     Убранство комнат было характерно для Голландии XVII века – гладкие, обшитые тёсом стены, картины и шандалы на них, резная мебель (типичная для городского интерьера), на кухне – огромный очаг и полки с посудой.

Вид из входной двери на партер (рисунок Бидлоо)

Гостиная (рисунок Бидлоо)

     От портика открывался вид на Триумфальные ворота, которыми Бидлоо оформил выход из усадьбы к госпиталю.

     Ещё в 1709 году, после Полтавской победы, Бидлоо преподнёс Петру I проект этих ворот с приветствием и пояснительным текстом на русском языке. Каждая их художественная деталь имела собственное название в афористической форме на латинском и русском языках.

Парадные ворота усадьбы (Триумфальная арка в честь Полтавской победы)

Левый пруд со смотровой площадкой (рисунок Бидлоо)

     От ворот в перспективе главной поперечной аллеи слева виднелся портик хозяйского дома, а на переднем плане возникали виды двух парковых водоёмов.

     Правый пруд имел форму квадрифолия, был вписан в центральное нишеобразное пространство лабиринта, образованного боскетами. Здесь стояла статуя Дианы.

     Левый пруд, в форме латинского креста, был удлинённой формы. Его торец декорировала подпорная стенка, над которой располагалась смотровая площадка. С неё открывался вид на гладь водоёма, Яузу и Немецкую слободу. Здесь могли устраиваться чаепития и другие увеселения.

Передняя (рисунок Бидлоо)

Кухня (рисунок Бидлоо)

     Рядом с прудом, на берегу Яузы, по оси центральной аллеи, стояла уникальная по форме и конструкции беседка («Летний дом», «павильон»). Это было крестообразное в плане строение, опиравшееся на одну опору и высоко поднятое над уровнем земли (вероятно, для защиты от паводков). С четырёх сторон её оформляли открытые веранды, а к входу со стороны главной аллеи вели ступени – терраса. Павильон явно предназначался для созерцания окрестных видов – реки, слободы, Преображенского и Семёновского, самого парка.

     От павильона открывался вид на главную аллею усадьбы и часть парка, примыкающую к реке. Справа виднелся булленгрин, по периметру обсаженный отдельно стоящими деревьями. Слева – задний фасад хозяйского дома, с сильно выступающим объёмом средней комнаты.

План усадьбы

     Перед домом, через аллею, был устроен прекрасный цветник с декоративными клумбами и скульптурой. В саду жили экзотические животные – павлины, олени и т.д.

     Пространство сада было организовано боскетами, образующими коридоры, залы, кабинеты и лабиринт, внутри которых были устроены газоны, орнаментальные клумбы, фигурные водоёмы с подпорными стенками, расставлены статуи, беседки и скамейки.

     На главной аллее, в конце, перед хозяйственным двором Бидлоо устроил круглую площадку, «окружённую прелестной оградой и очень высокими елями и липами, вокруг которых можно гулять». Она была непосредственно связана с пространством хозяйственного двора и, возможно, предназначалась для катания на лошадях – верхом и в колясках.

     За малыми воротами, вне усадьбы, стояли на лугу овин и молотильня, и открывался вид на панораму Семёновского.

 Вид за малыми воротами

     Архитектурный стиль Николая Бидлоо в полной мере отражал реалии голландской архитектуры второй половины XVII века, её приверженность классической палладианской линии и традициям садово-паркового искусства доленотровского периода, приспособленного к бюргерскому заказу.

Запись опубликована в рубрике Фаворитов. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.